На главную   ::   Новости   ::   Фотогалерея   ::   Написать нам   
 



Google





Постановка проблемы: как обеспечить право на свободный доступ к информации читателям библиотек не нарушая законов?

05.12.2008
Бердигалиева Р.А.
Генеральный директор НАБРК, Президент БАРК


Уважаемые коллеги, за последние три года мы не раз обсуждали тематику обеспечения доступа к информации нашим читателям при условии соблюдения авторских прав.

Мы прекрасно знаем, что традиционные виды библиотечных услуг никак не ограничиваются. Как и раньше, библиотеки могут пополнять свои фонды, закупая правомерно выпущенные в торговый оборот издания, предоставлять их во временное пользование читателям в читальных залах, выдавать через абонемент и межбиблиотечный абонемент. В то же время, мы все отдаем себе отчет в том, что библиотеки не могут не развиваться, так как меняются технологии и потребности читателей. Жизнь предъявляет библиотекам новые требования – внедрения своевременных форм обслуживания читателей, оперативного предоставления информации, совершенствование качества библиотечных услуг.

Учитывая актуальность проблемы, Национальная академическая библиотека РК совместно с Комитетом по правам интеллектуальной собственности МЮ РК в 2006 году провела Первый республиканский семинар «Соблюдение авторских прав в информационно-библиотечной деятельности». По результатам семинара Комитетом были разработаны рекомендации для библиотек страны, которые вошли в сборник по материалам семинара. Комитет по правам интеллектуальной собственности рекомендовал периодически проводить подобные семинары среди библиотекарей страны.

В марте 2008 года прошел Второй республиканский семинар «Электронная библиотека: проблемы авторского права и доступность информации» в Национальной библиотеке РК в г. Алматы, где были выработаны следующие рекомендации:
    - Рассмотреть возможность создания некоммерческого общественного объединения по коллективному управлению имущественными правами авторов и произведений, в то числе размещенных в Интернет;
    - Предусмотреть в бюджете МКИ РК статью расходов на оплату вознаграждения за использование произведений печати в электронной форме, через организацию по коллективному управлению;
    - Инициировать Постановление Правительства РК, устанавливающее минимальные ставки вознаграждения за использование произведений в электронной форме в библиотеках;
    - Развивать самостоятельную работу библиотек с отдельными авторами (заключение договоров, перевод их произведений в электронную форму и использование в библиотеках);
    - Создать межведомственный совет библиотек по урегулированию авторских прав;
    - Разработать рекомендации для создателей электронных библиотек, соответствующих Законам РК;
    - Внести следующие изменения в статью 20 проекта Закона о внесении изменений и дополнений в Закон РК «Об авторском и смежных правах»:
  • Принять новый вариант ее названия – «использование произведений путем репродуцирования и воспроизведение в электронной форме»;
  • Текст статьи дать в следующее редакции: допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования репродуцирование и воспроизведение в электронной форме в единичном экземпляре без привлечения прибыли».
Однако, работая над продвижением в жизнь данных рекомендаций, мы уже в самом начале встретились с рядом трудностей, вызванных отсутствием взаимодействия существующих нормативно-правовых актов.

Именно поэтому, было принято решение о проведении сегодняшней встречи, на которую приглашены представители Комитета по правам интеллектуальной собственности, Министерства культуры и информации РК и депутаты Сената и Мажилиса.

Итак, понимая необходимость соблюдения прав на интеллектуальную собственность, мы как библиотекари, в то же время поддерживаем заявление, отражающую официальную позицию ИФЛА (Международной федерации библиотечных ассоциаций) по вопросам авторского права в электронной среде. В этом документе, в частности, отмечено: «Преимущества новых технологий должны быть доступны всем – общественности, правообладателям и библиотечным работникам. Информация должна быть доступна независимо от используемого формата».

Законодательство об охране авторского права стимулирует интеллектуальную деятельность и не должно ограничивать доступ к информации и идеям. Идеи, содержащиеся в электронной информации, должны быть доступны не только тем, кто способен заплатить за ее использование. Отсутствие четкого определения прав библиотекарей и пользователей информации, не затрагивающих, однако, законных интересов владельцев авторского права, может усугубить разделение на богатых и бедных информацией.

ИФЛА считает, что положения, предусмотренные Бернской конвенцией и другими подобными соглашениями об авторском праве, при необходимости должны быть пересмотрены в национальных законодательствах об авторском праве с целью обеспечения равных возможностей: читать, просматривать частным образом, в библиотеке или режиме удаленного доступа имеющиеся в свободной продаже материалы, использование которых защищено авторским правом.

Да, складывается определенное противоречие между частным правом, стоящим на защите интересов собственника информации, и публичным правом, должным обеспечить права общества на доступность информации. Естественно, что общественные интересы традиционно защищает библиотека, потому она в авангарде борьбы за «поддержание культурной экосистемы».

На практике библиотекам не так важно, по какому принципу они имеют право предоставлять экземпляры произведений во временное пользование читателям. Главное, что такая возможность для библиотек должна быть закреплена законом, и профильная деятельность библиотек по обслуживанию читателей не должна нарушать авторских прав.

Однако, хотя библиотечное дело и авторское право – взаимосвязанные и взаимозависимые понятия, Закон о Культуре РК от 15 декабря 2006 года и Закон об авторском праве и смежных правах РК не дополняют друг друга в отношении деятельности библиотек, а наоборот, создают правовые коллизии.

Согласно Закону «О Культуре» государственные библиотеки имеют право на:
  • изготовление копий со всех видов носителей, форматов, стандартов и их обработке;
  • предоставление услуг сети Интернет на основании договора с оператором связи;
  • электронную доставку документов из своих библиотечных фондов, поиск и составление тематической информации;
Кроме того, согласно Закону «О Культуре» особый режим объектов национального культурного достояния не распространяется на объекты авторского права и смежных прав. Здесь отсутствует уточнение критериев отбора объектов национального культурного достояния.

Закон РК «Об авторском праве и смежных правах» в сфере библиотечного дела затрагивает лишь в рамках статей 18-20, которые определяют тот круг вопросов, в котором библиотеки могут использовать (копировать) без согласия авторов и выдачи ему вознаграждения, да и то с существенными ограничениями. А поскольку законы, по международным принципам, следуют ужесточению охраны авторских прав, то деятельность библиотек не может не вступать в противоречие с ними. В Законе об авторском праве говорится, что автору принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом Ст.16, п.1. При этом допускается их дальнейшее распространение без согласия автора и без выплаты вознаграждения, если они введены в продажу, однако право на распространение экземпляров путем сдачи их в прокат принадлежит автору или обладателю авторского права независимо от права собственности (ст.16, п.3). Основная деятельность библиотек заключается в передаче во временное пользование читателям (на безвозмездной или возмездной основе).

В связи с интеграцией в мировое сообщество, предстоящим вхождением в ВТО, возникла потребность привести национальные законы в соответствие с международными законами, в частности, с требованиями ВОИС.

Из этого вытекает вопрос о принятии Закона «О библиотечном деле», который неоднократно поднимался Библиотечной Ассоциацией РК в общественных и профессиональных кругах республики с начала независимости Казахстана, закон, уже принятый и работающий во всех развитых странах, но не у нас.

Необходимость в специальном библиотечном законодательстве продиктована ролью государства в обеспечении гарантированной Конституцией доступности культуры и информации и обеспечением прав граждан законом. Закон способен оказывать регулирующее воздействие на библиотечное дело — как в плане утверждения прав граждан, так и обеспечения деятельности и создания условий для развития библиотечной сферы.

В этой связи одной из основных задач органов, определяющих государственную библиотечную политику, является согласованная работа с законодателями при подготовке законопроектов, затрагивающих отдельные направления библиотечной деятельности. То, что сейчас в правовой практике библиотека привычно идентифицируется лишь как учреждение культуры, во многом снижает эффективность государственной библиотечной политики.

Так, например, несмотря на наше активное участие в рабочих группах по законопроектам «О Науке», «О СМИ», «О предпринимательстве» - библиотечные вопросы нигде не отразили. Буквально недавно, мы узнали, что наши предложения не включили в Закон «О науке». А Закон «О СМИ» предпочли оставить в старом варианте, где упоминаются права только Национальной библиотеки РК в Алматы и не учитываются реалии сегодняшнего дня, когда уже около 5 лет существует Национальная академическая библиотека РК, когда конкретно планируется открыть Библиотеку Первого Президента.

Что касается Закона «О предпринимательстве», то оказывается библиотеки, со своими требованиями по обязательным экземплярам не дают возможности развиваться бизнесу. Да, действительно, остро стоит вопрос о принятии Закона «Об обязательном экземпляре».

В основе библиотечного законодательства большинства стран лежат положения, относящиеся к вопросу об обязательном экземпляре. От его решения зависит общедоступность и сохранность национального библиотечного фонда. Поэтому вопрос об ОЭ — ключевой для библиотечного законодательства любой страны, а в Казахстане принятие этого закона принятие этого закона откладывается ввиду того, что он противоречит Закону «О предпринимательстве» и соответствующие органы не видят механизмом контроля за выполнением такого закона. Ведь ежегодно в Казахстане выпускается примерно 2000 названий книг, кто должен контролировать выполнение обязательств по закону, Кто будет контролировать правомочность сбора электронных копий изданных книг и их публикации в Национальной электронной библиотеке? Кто будет заключать договоры с каждым издательством и с каждым автором?

Обратимся к зарубежному опыту, где продолжается процесс модернизации законодательства «Об обязательном экземпляре» с целью его распространения на электронные ресурсы. Так, например, в Великобритании после многолетней работы в 2003 г. был принят новый Закон о доставке обязательного экземпляра в библиотеки, вступивший в силу 1 февраля 2004 года. Обязанность доставки обязательного экземпляра возлагается на лицо, опубликовавшее в Великобритании печатную работу, либо работу на иных носителях «предписанного вида». Поскольку внедрение закона будет постепенным, библиотеки и издатели договорились о сохранении правил добровольной доставки автономных электронных публикаций.
Британские специалисты считают Закон 2003 г., регулирующий вопросы обязательного экземпляра, несомненным историческим событием в области законодательного решения проблем цифровой среды: создана ясная «дорожная карта» для сбора и вечного сохранения национального опубликованного наследия Великобритании, независимо от формата.

Вопрос обязательного экземпляра решен во многих европейских странах. Причем в Норвегии закон сформулирован так, что сохранит свою актуальность и в условиях появления новых носителей. В Библиотеку Конгресса США электронные издания поступают на основе соглашений между библиотекой и издательствами. Идет подобная работа и в других странах. Активно идет процесс обновления библиотечного законодательства в странах бывшей социалистической ориентации — Венгрии, Словакии, Словении, Польше.

Примерно одинаково в законодательстве большинства стран определяются функции или задачи системы ОЭ:
    — формирование национального фонда в целях сохранения, передачи и развития национальной культуры для грядущих поколений;
    — формирование национальной библиографии;
    — обеспечение доступности национального фонда.
Статус обязательного экземпляра и сохранение электронных документов в том виде, как они были получены от авторов, поможет решить и ряд юридических проблем, включая недобросовестное заимствование или некорректность цитирования.

Пока мы ждем решения об обязательном экземпляре, в рамках этого вопроса попадает и новый аспект – обязательный экземпляр Интернета. Речь идет о вэб-архивировании.

С системой обязательного экземпляра тесным образом связано депозитарное хранение электронных документов. В настоящее время, электронные данные находятся, в основном, в руках издателей, но, ввиду экономической целесообразности, они способы только на краткосрочное хранение, поэтому функции национального депозитария должны выполнять национальные библиотеки.

Приведу очень показательный пример. В рамках распоряжения Президента РК Н.А. Назарбаева, принятом на заседании Общественного совета по культурному наследию, в феврале 2007 года, издательства, выпускающие книги по этой госпрограмме, должны были сдать электронные копии этих книг в национальное электронное хранилище, созданное на базе Национальной академической библиотеки. Казалось бы, книги изданы недавно, в 2004-2007 годах, в издательствах должны были сохраниться принт-копии изданных книг. Но на деле, большинство издательств не сохранило этих копий, ссылаясь на то, что у них нет технической базы. Нам пришлось многие книги сканировать самим, чтобы положить электронную копию издания на депозитарное хранение.

В документе ИФЛА и Международной ассоциации издателей (IPA) 2002 г. «О бессрочном сохранении памяти мира: совместное заявление об архивации и сохранении цифровой информации» говорится, что издатели могут обеспечивать краткосрочную архивацию своих публикаций до тех пор, пока это экономически целесообразно. Однако предпочтительнее возложить ответственность за долгосрочную архивацию на библиотеки, используя соответствующие соглашения с издателями.

Есть и другие примеры нелогичности некоторых правовых норм.

Например, предоставление услуг по МБА. Если задуматься, то электронная доставка текста произведения это аналог МБА,. Просто информационно- коммуникативные технологии позволяют, в отличии от традиционной почты, мгновенно переслать в любую точку земного шара любые произведения, которые наш читатель хочет получить для своей научной работы, самообразования, деловых целей. Но ведь традиционную книгу, присланную по МБА, читатель тоже может копировать, тиражировать и здесь трудно проследить нарушения норма права.

Или, например, взять услугу ксерокопирования. Во многих странах конкретно обозначено, какое количество копий – электронных или ксерокопий разрешается делать. Например, в Польше – не более 23 страниц, в Сингапуре – 1/10 часть книги. В западных библиотеках читатели делают копии самостоятельно: подходят к копиру, читают инструкцию и копируют. Не нарушая никаких норм закона, потому что четко ориентируются в этом вопросе и знают меру своей ответственности. Нам также необходимо задуматься о новых условиях повышения правовой культуры читателей. Они приходят в библиотеку совершенно не подготовленные, очень быстро все хотят получить, не осознавая, что существуют правовые рамки.

Известно также, что все, что считается общественным достоянием: законы, нормативные документы разного уровня, все должно быть в свободном доступе и бесплатно. Но в реальности дело обстоит по-другому. К примеру, РЦПИ, а также СПС «Юрист» предоставляют услуги доступа к полным текстам законов и других НПА на платной основе.

Во многих странах к объективным статьям закона существуют дополнительные – об исключительных правах для таких учреждений, как библиотеки. Речь идет о «Доктрине «Исключительные права честного использования». В соответствии с Доктриной, библиотеки, университеты и другие учебные заведения в образовательных целях, не коммерческих имеют исключительные права на копирование и использование электронных документов (например, это утверждено статьей 107 законодательства США).

Пока решаются законодательные вопросы, одним из выходов мне видится присоединение к международному движению ученых, писателей и других деятелей культуры за свободные электронные архивы.

Сегодня в этом движении лидирует Британская библиотека, которая рассылает свой Манифест во все крупнейшие библиотеки мира. В Манифесте сказано, что любое научное издание, которое осуществлено на государственные средства (заработная плата, гранты) должно быть размещено в открытом доступе, даже в том случае, если оно опубликовано коммерческим издательством.

Итак, я поставила ряд вопросов, на которые, мы библиотекари, хотели бы сегодня услышать ответы от полномочных представителей государственных органов.

Мы уверены, что все эти вопросы разрешимы. Мы также хотим заверить присутствующих, что если от нас, от библиотекарей необходима какая то информационная помощь в освещении того или иного вопроса – мы готовы предоставить информацию, дать разъяснения, осветить международный опыт решения подобных задач.